АнтиДом2

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » АнтиДом2 » Другая жизнь - другие интересы » Литература


Литература

Сообщений 151 страница 160 из 223

151

Решила представить весь спектр Дюши Петрова))))
Мне нравится, что ни такие... стихоплёты. Интересные, умные, талантливые. Юные)
Поправка: сборник любительский, для души. Как говорится, физики-лирики)) не профессионалы то есть.

Андрей Петров

Песня без слов (Природная)

Я теку.
Я – река.
Наверху
Облака.
Я молчу –
Я немой.
Я хочу
Быть собой.
Быть рекой.

Я цвету.
Я – цветок.
Я расту
Сквозь песок.
Я молчу –
Речь мне влом.
Я хочу
Быть цветком
И расти.

Я гремлю.
Я – гроза.
Расколю
Небеса.
Но греметь
Мне без слов –
В слове смерть,
В слове зло.
Не до них.

Вдоль реки
Я ползу
Сквозь цветы,
Сквозь грозу.
Всё живёт,
Всё в делах
Въявь, а не
На словах.
Лучше так.

***
Ваши укчуватарские скулы и узкие плечи,
Ваши смуглые тонкие пальцы и карий миндаль,
Ваше таинство сердца, улыбки, иконы и свечи,
Ваша кружев брабантских забытая дома вуаль,
Ваше мягкое «нет», ваше тёплое слово упрёка,
Ваша тихая власть над движением мыслей моих,
Ваша кротость и такт… можно, я поцелую вас в щёку?
Ваших нежных ланит не нарушит невинный сей штрих

Расстрельная

На меня взгляни, нежная дева,
И я смело пойду на расстрел.
Улыбнись, мимохожая Ева,
Чтоб я страх скорой смерти презрел.
Ободри меня словом привета,
Одари поцелуем твоим.
Я исчезну сегодня с рассветом –
Так запомни меня хоть таким!

Как солдат, я был преданный, верный,
Хоть давно непонятно, кому.
Убивал, как прикажут, без меры,
Не оставил жизнь ни одному.
И приходит, должно быть, расплата,
Щас вернут мне все пули сполна.
Бесполезною смертью солдата
Умереть мне велела страна…

Но какая страна?! Кто мне скажет?!
В этом мире не стало границ:
Языки перемешаны в кашу
И не видно различий меж лиц.
Говорят, у войны есть причины…
Но забыты в глубинах времён.
Мне наскучила участь мужчины!
Может быть, оттого я пленён…

И теперь – одари меня смехом!
Мне осталось жить двадцать минут –
Я хочу их прожить человеком!
Пусть меня уже здесь не поймут!
Пусть к концу моя песня стремится!
Вон стена. Что же, дева, прощай!
Говорят, что всё это нам снится…
Страшный сон… Эй!!! Меня вспоминай!!!
(09.05.06)

3D-Action былина о князе Олеге Колобанове, его верном коне и «Калаше» с подствольничком
(стихотворение из школьного альбома)

Как одел златой шелом младый вой Олег,
Поскакал глухой тропой искать счастие.
Брёл он трижды десять дён, и чрез месяц тот
Понаткнулся да на стан злыдней-ворогов.
«Ты куда идёшь один?» - кличут вороги.
Отвечал им молодец: «Что кудахчете?»
Не понравилось мурзам слово гордое,
И пошли они войной на Олеженьку.
Как он выхватил свой меч свет-Эскалибур,
А другой рукой – «Калаш» да с подствольничком,
И зачал сечи хазар, лютых нехристей,
Набирать себе очки экспы-опыта:
Одесную он махнёт – лягут улицей,
Ошуюю спуск нажмёт – валят площадью.
В полчаса несметну рать всю прибил Олег,
Не оставил им хита-пойнта малого.
Всё дальнейшее пошло, будто в ролике:
В стане том нашёл-открыл двери подпола,
И явилась вдруг оттель красна девица:
«Буду я тебе женой, избавитель мой!»
Посадил её Олег на коня сваво
И повёз к себе домой в стольный град Симбирск.
Повенчались в тот же день, как приехали;
Началась другая жизнь – жизнь семейная.
И теперь уж никому глав не рубит он,
До конца прошёл сюжет 3D-Action’а.
(Сё писал схимной монах Дюша сын Петров
В память княжичу Олегу Колобанову).
                                        (май 2003)

Отредактировано Милена (2008-03-01 09:41:24)

152

Последнее понравившееся)

Лысая Екатерина

Ангелы с небес пьют вишнёвый сок

Ангелы с небес
пьют вишнёвый сок,
Рассыпают в лес
золотой песок,
Пенится волна,
и сопит огонь,
Лижет тишина
липкую ладонь.
Ты сжимаешь лёд,
листьями шуршишь
И идёшь вперёд
тихо... не спешишь...
Думаешь, что здесь
всё само собой,
Высоко висит
небо над тобой,
Что совсем один,
что бездушен лес...
В тишине картин
жизнь имеет вес!
А над небом луч,
за лучом гроза,
Среди серых туч
добрые глаза.
Смотрит на тебя
пожилой старик.
Смотрит и молчит,
светел его лик.
Видел он войну,
видел боль и кровь,
Видел тишину,
сладость, сон, любовь,
Видел детский плач,
грустные мечты,
Запах яблонь с дач,
и как вырос ты...
Знает, что грустишь,
что идёшь один.
Он всегда с тобой:)
старый господин.
Он рисует дождь,
облака, рассвет,
Знает, как живёшь,
сласть твоих побед.
Он всегда с тобой,
добрый господин,
Лишь глаза закрой:)
знай! ты не один:)

Покой

Всё хорошо в жизни твоей.
Плавится сон прожитых дней,
Небо грустит, гладит река.
Солнце простит тебя свысока.
Боль перейдёт в тёплый рассвет,
Плавится сон прожитых лет.
Пусть из небес льётся роса,
Божьим добром накрывая леса.
Нежно ладонь греет свеча,
Веет теплом от родного плеча.
Пусть твой покой светит в ночи.
Сон. Поцелуй. Солнца лучи.
Пусть твоя жизнь станет мечтой.
Будет Господь рядом с тобой.
(Чехия 4.10.2007г.)

Отредактировано Милена (2008-03-01 11:59:53)

153

Про торговлю и редиску

Про что бы такое вам рассказать? При таких неуставных погодах душа требует чего-нибудь бодрого и жизнеутверждающего, а от того сочинять буду про торговлю. Точнее сочинять не буду, потому что все как есть – чистая правда. Лучше жизни сочинителей нет.

Случилось ли это в конце весны или в начале лета – не помню. Помню только, что погода была паршивая – холодно, дождь как из ведра, но, тем не менее, в огородах все перло со страшной силой. Бабка целыми днями просиживала в грядках, врываясь в землю, как крот. Бабке хотелось вершков в июне и каких-нибудь корешков в августе, плотно упакованных в банки к сентябрю. Меня вывезли на дачу на самом пике агропроизводственной истерии, а от того большую часть времени я была предоставлена сама себе, и росла как придется, наравне с одуванами, нещадно заполонявшими бабкины наделы. Собственно, в такой моей самостоятельности – ничего необычного не было: сам мой возраст не требовал какого-то особенного контроля. Утренние встречи «с вилами наперевес» начались значительно позже, когда мне стукнуло 14. В 10 же лет меня никто третировал, и воспитание ограничивалось подзатыльниками «чтобы не зарывалась». И я не зарывалась. У нас и зарыться-то было некуда: куда ни плюнь – то морковка, то редиска, а то и вовсе какой-нибудь неприличный топинамбур. От такой неинтеллигентной и в некотором роде колхозной обстановки я пребывала в мрачных настроениях, и отчаянно мечтала о лучшей жизни. Спасение мира, кукла с сиськами, и «чего-нибудь вкусненького много» - мои желания были просты, бесхитростны, и, учитывая современные реалии, более чем скромны. Но, как-то, знаете, не удавалось. Нет, мир спасала регулярно, с 4 до 6 утра, если петухи не разбудят. И кукла с сиськами тоже была. Не Барби, конечно, но все-таки лучше, чем ничего. А вот со «вкусненьким»…
Впрочем, об этом подробнее.

Как развлекается среднестатистическое дачное дитя, возжелавшее сладкой доли, в том случае, если бабкин буфет давным-давно обесчещен? Правильно: плавит сахарок на двухкомфорочной газовой плитке, костерит бабку за жадность, после чего, нализавшись жженки до одури, опиздюляется за траченную сковороду и отправляется на исправительную прополку. Собственно, этим нехитрым способом пользовалось большинство моих товарищей по несчастью. До 1990 года. В 1990 году, после определенных событий, выплавка сахара утратила свою актуальность. О да, на даче открылась палатка! По правде говоря, она там присутствовала и до 90-х годов, но ассортимент оставлял желать лучшего. Блеклый был ассортиментик, неинтересный. Крупы, макароны, хлеб и жиденькая сметана, на тот случай, если у кого-то из дачников приключится запор от излишеств. Одним словом, ничего путного для юного организма в торговле не наблюдалось. Поэтому, когда в 1990 году магазин открыли заново, получившийся фурор затмил собой даже кражу печатной машинки из дома правления. Невиданные турецкие шоколады в коробках, загадочные пастилки в прозрачных фунтиках и жвачка с больничным названием «Зиппер», столбцами уложенная вокруг кассы вмиг поглотили внимание дачной общественности. Потихоньку придя в себя от восторгов, публика начала активно приобщаться к прекрасному. Так, если в обычное время, народ пил ханку, и закусывал ее падалицей, то теперь лучшие слои населения предпочитали водку с «Зукко», и пару «нутсов» на закуску, а то и вовсе какой-нибудь ликер со вкусом киви невообразимого зеленого цвета. Но более всего ситуация «вмазала» по детям. Как единожды отведавший человеческой крови михуил, вкусившее «нутсов» поколение, навсегда позабыло про жженый сахар, и перешло на режим «до пятницы». Почему? Все очень просто. Бесплатные «нутсы», они сами знаете, где бывают. Да, шоколад стоил денег, причем денег довольно ощутимых. Деньги привозились в пятницу вечером, вместе с родителями, которые привозились в это же самое время. Ох, и славные были времена. Помнится, притащится дедушка, царствие ему небесное, подкинет монет, и ты в шоколаде. В самом прямом смысле этого слова. Натура я была неуемная, а потому дедуськиных денег хватало ровно до воскресенья. В субботу жрешь «нутсы», в воскресенье жрешь «марсы», в понедельник покрываешься струпьями диатеза, во вторник даешь себе зарок быть благоразумнее в тратах, всю среду и четверг рыщешь в поисках бабкиной заначки, а там и пятница – лопай заново. Такая схема мироустройства была очень и очень распространенной среди граждан от 7 до 15. В понедельник вечером, когда палатка сияла как пряничный домик Ганса и Греттель, юный публикум стекался к прилавку и призывно смотрел на ассортимент. Как и положено, шоколадные идолы слащаво улыбались – в понедельник им нечего было бояться: к тому моменту, денег не было даже у самых бережливых.

Свой понедельничный хадж в палатку я совершила ровно три раза, не больше. После второго посещения у меня появилось нешуточное нервное расстройство, и героические сны про спасение мира сменились на пораженческие кошмары про говорящий «нутс». И сейчас, спустя кучу времени, я понимаю, что не так мне хотелось чертового шоколада, как раздражала его недоступность. Ну, и как это у нас, Катечкиных, обычно водится, мозг, почуявший препятствие, заработал отчаянно.
- Это ничего страшного, что денег нет, - принялась рассуждать я. – В конце концов, деньги – это такое наживное дело, что даже удивительно из-за них расстраиваться.
Словосочетание «наживное дело» страшно понравилось мне из-за какой-то такой особенной, таившейся в нем лихости – дескать, до мильенов рукой подать, а если до сих пор не подают, то только оттого, что плохо тянешься.
И я начала тянуться к деньгам. Наживать, ага.
Первый опыт получился печальным главным образом из-за того, что ошибка была допущена в самой стратегии. Заработать бабки на моей бабке Марьванне возможным не представлялось ни сейчас, ни тем более тогда. Проще моего кота Прохора побрить и продать за сфинкса, чем поднять копейку на бабушкином хребте. Но это я теперь знаю… по прошествии лет, так сказать. А тогда не знала, потому и погорела.
Утром вторника, нацепив самое благостное выражение лица, я отправилась к бабушке в огороды.
- Милая бабушка, - начала переговоры я. – А вот там, у забора грядочка, и еще вот эта у клумбы. Могу, к примеру, прополоть. Качественно, быстро, и очень надежно…
- Это зачем?- насторожилась бабушка.
- Ну, ты ведь старенькая, - начала обрисовывать перспективы бизнеса я. – К примеру, наверное, у тебя и спина болит.
- Болит ведь? – с надеждой спросила я у бабушки.
- Болит, - согласилась со мной старушка. – А тебе то что?
- А мне 5 рублей. Три – если грядка одна, ну а за 10, так и быть, весь огород. Еще скидку могу сделать, потому что мы ведь в родстве же…
До сих пор не знаю, что больше поразило бабушку – две грядки за пятерку или огород за десятку, а только в «блядских родственницах» я недели две ходила, не меньше. И никакие объяснения про «американскую систему», «в которой детям платят за услуги» на бабушку не действовали. У нее со времен ВОВ – одна система. «За так» называется. А кто не «за так», тот не родственник, и ремня ему вместо вечерней каши.
В общем, потрепала она меня знатно, и чуть было весь бизнес не угробила. От отчаяния, я поплелась в магазин, чтобы немного подзарядиться вожделенным шоколадом. И вот иду по улице, скучненько так иду – лужи перепрыгиваю, ворон считаю и о доле своей горькой думаю, как вдруг моему взору открывается совершенно возмутительная картина. Напротив своей дачи, на мостике, сидит соседский вьюнош Костик. Перед Костиком стоит столик, заваленный штампами. Обычными такими штампами – сверху ручка-деревяшка, снизу резинка с надписью. От неожиданности, я даже споткнулась, впрочем, довольно быстро поднялась и прошла мимо. А потом еще раз мимо, и еще, и еще… К пятому кругу мое возмущение достигла своего предела, а к шестому я подошла к Костику, и с самым небрежным видом спросила:
- Это что такое у тебя за дрянь, Костичка?
- Ничего и не дрянь, - обиделся Костик. – Много ты понимаешь. Я штампы продаю.
- Какие еще штампы? - гаденько ухмыльнулась я.
- Склад номер, и упаковщик номер, - важно ответил мне Костик.- Очень такие нужные штампы, знаешь ли.
- И что? Хорошо идут?
Загадочные «склад номер» и «упаковщик номер» нанесли нешуточный удар моей неокрепшей психике, и поэтому я начала смотреть на Костика с некоторым уважением.
- Неплохо, - туманно ответил мне Костик.
Женщины в бизнесе беспощадны до невозможности, а потому я сообщила Костику, что он дурак, и отправилась нарезать седьмой круг.
- Ну надо же, конкуренция не дремлет, - рассуждала про себя я. – И какая еще конкуренция! Склад номер и упаковщик номер! Тут уж не шутки!
Но, сделав еще несколько кругов, я опять остановилась напротив Костика, порылась в карманах, и неожиданно для себя приобрела штамп про склад.
- В газетку завернуть? – участливо поинтересовался у меня Костик.
- Упаковки не надо, - сморщилась я в ответ, засунула штамп в карман и отправилась восвояси.
Последний и самый сокрушительный удар по моему самолюбию был нанесен уже перед самым домом, где я встретила свою подружку Таньку, несущуюся куда-то со всех ног.
- Слышала, Катька? Костька штампики какие-то очень хорошие продает! Пойдем, посмотрим, - схватила меня за руку она.
Чаша моего человеческого терпения переполнилась, и хлынула через край.

Три дня я рисовала костиковскую могилу, украшая ее штампом «склад номер», а на четвертый день, в мою голову таки пришло Еще Одно Гениальное Решение.
- В чем ведь у Костика беда? – принялась рассуждать я. – Нет, штампы – это, конечно, великая вещь, только дешево же… Это ведь сколько штампов надо продать, чтобы 5 рублей заработать? Немыслимо! А вот если что-то такое дорогое и никому не нужное – это ведь зараз обогатишься!
И я отправилась изучать спрос и предложение.
Единственное место, где можно было изучить нужды садоводов – доска объявлений при доме правления, и поэтому ноги сами понесли меня туда.
Что требовалось народу? Народу требовалось рытье колодцев нидорога, черенки смородины и трубы разного диаметра. В процессе рытья колодцев нидорога, я, по правде говоря, ни хрена не понимала, за черенки смородины меня бы четвертовала бабка, а вот трубы… трубы были замечательны. Дело в том, что у нас на огороде действительно валялась труба. Лет 7 валялась (дальше у меня памяти не хватало). Ржавая, аж жуть. Нет, ржавчина меня, конечно, смущала, но с другой стороны…
- С другой стороны, почему бы и нет? – решила я. - В конце концов, может быть есть какие-нибудь бедные садоводы, у которых нет денег на новую трубу, и они нашу ржавь за счастье почтут приобрести! В конце концов, не всем же новые трубы-то ставить. Ну и писать про то, что она ржавая не нужно. Зачем же сразу так? Быть может, человеку на ржавую трубу приходить неудобно…
И мысли мои понеслись быстрее вихря, а когда вихрь закончился, на доске красовалось объявление следующего замечательного содержания «Новые трубы. Оч. Хор. Несколько шт. Спросить Е. Склад номер».
Последующие 1,5 часа я радовалась собственной предприимчивости и радовалась бы еще дольше, если бы не попер клиент. А клиент и, правда, попер. Только не к «спросить Е», и тем более не на «склад номер», а к бабушке. И если с первыми дело выгорело – они сами предположили, что ошиблись адресом, то на четвертых любителях ржавых труб, бабушка мрачно посмотрела в мою сторону, взяла палку и пошла в правление.
Выдрали, да. Дважды. Сначала бабка, а потом дед. Не то чтобы больно, но обидно до ужасти. И денег не давали недели две, паразиты. И объявление маме отправили. В конверте, мда…
Но бизнес ведь такая штука, что так просто не удушишь. В нашем доме давным-давно известно – хочешь масла – начинай топить Катечкину. В общем, я поогорчалась-поогорчалась, и начала соображать дальше. К тому времени конкурирующий Костик расширил ассортимент, и к штампам «упаковщик номер» и «склад номер» прибавились комиксы б-у.
- Знаешь, Катька, может быть в этом и есть смысл – продавать что-нибудь дешевое, что никому не нужно, - утешала меня Танька. – У тебя ведь просто нет ничего такого на продажу, поэтому так все и выходит…
Моему воспаленному мозгу были категорически противопоказаны такие речи. Едва за Танькой закрылась дверь, как я начала искать что-нибудь дешевое-никому-не-нужное-МНОГО. И, как это не удивительно, нашла.
Кхм…
Как вы думаете, что можно найти на дачах в мае-июне, не считая комаров и прочего гнуса?
Правильно!
Редиску.
Тот факт, что редиска есть абсолютно у всех дачников меня не смущал.
- Не важно, что товар пустяшный, - рассказывала Таньке я. – Важно как его преподнести! Вот ты как считаешь, для чего редиска нужна?
- Для салата, - робко ответила Танька.
- А вот и не только для салата, - победоносно ответила ей я. – Я тут в «Приусадебном хозяйстве» прочла, что редис очень полезен от худосочия!
- От чего? – изумилась Танька.
- Ну, вот когда ты худой, тогда надо, значит, редиску есть, - пояснила ей я. – А теперь подумай, сколько у нас на даче худых?
- Вообще-то не знаю, - ответила Танька.
- Ничего-то ты не знаешь, - рассердилась на нее я. – Худых у нас пруд пруди, а если их и не много, то на автобусной остановке наверняка полно маловесных. Там ведь еще и на машинах из города ездят!
- Но на остановке страшно, и неудобно как-то, - начла сомневаться Танька.
- Три пучка, и шоколадка, - авторитетно заявила я. – Чего тут неудобного? Вот Костька же своими штампами торгует не стесняясь.
- Но ведь он у дома торгует, а не на остановке, - испуганно сказала Танька.
- Тем лучше для нас! – отрезала я.

И бизнес начался.
Из предосторожности редиску драли у Таньки. Катушка ниток была моя. Навязали пучков, на водокачке вымыли, в корзинку сложили и пошли. Шли хорошо, и довольно бодро, но когда до места Х осталось 10 метров, Танька скурвилась.
- Знаешь, Кать, - сказала она мне, - Мне все-таки неудобно. Я лучше за остановкой постою, но если что – выйду обязательно!
- Это нечестно! – сказала ей я. – Мне одной тоже неудобно. И потом это для торговли нехорошо, когда одна.
- Я не знаю, хорошо это или не хорошо, а только если ты меня будешь заставлять вместе с собой стоять – я прямо сейчас домой пойду, - всхлипнула Танька.
- Сыкло, - брезгливо сказала ей я. – Дуй к Костику. Может он тебе штамп подарит. Склад помер.
С этими самыми словами я смело двинулась вперед, а Танька пошла за мной на некотором расстоянии, старательно наматывая сопли на кулак.
Но корчить из себя супер-героя очень здорово ровно до тех пор, пока не наступило супер-происшествие. На остановке было много народу, и я испугалась не меньше Таньки. Согласно первоначальному плану, я должна была встать где-нибудь в центре, и с криками «редис – прекрасное средство от худосочия» начать свой бойкий торг. Вместо этого я робко отошла куда-то вбок, и прислонилась к стене, старательно изображая из себя «девушку-с-корзиной-редиски-которая-едет-по-делам». Надо сказать, этот образ удавался безукоризненно, потому что меня отчаянно толкали и пихали, но при этом никому не приходило в голову, что я продаю редис. Через час в мою спину начали шипеть.
- Ты должна предлагать редиску! Сколько можно тут стоять!
- Пошла в жопу, - шепнула я за спину.
- Сыкло! – ответила мне Танька. – Возьми себя в руки, и начинай!
И я взяла в себя в руки, и начала. Только вместо заготовленной речи про чудодейственные свойства редиса, изо рта моего вылетало пораженческое «редиска хорошая очень!». Точнее даже не так. Представьте себе девочку десяти лет, с непонятной корзиной под ногами, в пол бубнящую «редискахорошаяоченьредискахорошаяочень редискахорошаяоченьредискахорошаяочень». Представили? Ваши действия? Совершенно правильные ваши действия! Ко мне раз 10 бабушки подходили, и спрашивали, как себя чувствую. Редисом не интересовался никто. Я 1,5 часа стояла на остановке, и хоть бы одна дрянь решила избавиться от маловесности. Начало вечереть. Людей становилось все меньше и меньше. Танька перестала стесняться и села на лавку в углу.
- Пошли уже, - принялась уговаривать меня она. – Ничего из твоей затеи не получилось – сама же видишь.
И я, действительно, видела, но уходить не хотелось из принципа.
Наконец подошел автобус.
Из него вышел один единственный человек. Это был шкафообразный мужчина в кепке. Мужчину шатало.
- Идем быстро! – рявкнула Танька и бросилась за остановку.
Но ЭТО было выше меня.
- Купите редис! – выкрикнула я, и сунула корзинку с редиской прямо под дядькин нос. Дядька покачнулся, но все же устоял на ногах.
- Купите редис, мужчина, - уже тише сказала ему я, ставя корзинку на землю.
- Зачем? – он посмотрел на меня абсолютно равнодушно.
- От худосочия, - пискнула я в ответ.
- Аааа, - осклабился дядька.
Он пошарился в карманах, после чего извлек из них мятую пятирублевку, засунул ее в мою корзинку, и, переваливаясь, пошел в сторону садов.
- А как же редиска, дяденька? – крикнула я.
- Сама пожуй, деточка, - было мне ответом.

Через 10 минут мы с Танькой были в магазине. Наелись, ага. Только ее шоколад был веселым, а мой – грустным. Ведь в бизнесе, как и в шоколаде – самое главное – игра. А остальное – мишура - фантики.

http://katechkina.livejournal.com/369152.html#cutid1

154

нашла на просторах тырнета))

Прикосновенье нервных рук,
Ее груди полукасанье,
Улыбки бледный полукруг,
Полузабытое дыханье,
Полузамеченный кивок,
Полузаметное объятье,
Полусплетенье ватных ног,
Полурасстегнутое платье,
Вес тела на одной руке,
Другого тела жар упругий,
Пятно румянца по щеке,
Освободившиеся руки,
Иссиня-черные зрачки,
На миг застывшее мгновенье,
Нетерпеливые тычки,
Неторопливое движенье
Вперед, на месте и назад,
На шее бисеринки пота,
Полузнакомый аромат
Имбирно-мускусная нота,
Под горло сладкая слюна
Полутона и полутени
Полузатекшая спина,
Полусведенные колени,
По телу спазм во всю длину
И возле уха слабый голос:
А Вам сходить через одну?
День. Улица. Час пик. Автобус.

155

Xeniya написал(а):

День. Улица. Час пик. Автобус.

Xeniya
Такой облом o.O   Но улыбнуло. Очень. :cool:

156

ещё стихи) мальчика одного) подражательские конечно, но хорошие)

Бодунов Евгений
Ну а ты хорошая такая…

Лес не дрогнет, тишь под небом ясным,
Жёлтые сверкают фонари,
Лета больше нет, но так прекрасно.
Крикнешь…И откликнется вдали.

То ли я влюблён…Прости, не знаю.
На душе и грустно, и легко,
Девочка, хорошая такая,
От меня теперь ты далеко.

Видимо и я стал как-то старше,
Видимо, и я теперь другой,
Только знать бы, нужно ль повстречавшись,
Распрощаться мне теперь с тобой?

Шепчет осень истину простую,
Ворожа, и душу мне пленя.
Слишком долго я любил другую,
Что любила вовсе не меня.

Слишком долго я любил лишь образ,
Жил с собою часто не в ладу,
Взгляд её искал, и сладкий голос…
Как в каком-то призрачном бреду.

Но нельзя, нельзя прожить без ласки,
Вспоминая вечно о былом,
И живя теперь без прежней маски,
Я готов стать светом и теплом.

Оттого ли с сердцем обожжённым,
Не упал я метеором вниз,
Что тобою, как заворожённый,
Стал, что прежде вдруг душою чист?

Лист кленовый, прогорая, вянет,
Скоро ляжет в городе зима,
А меня твой взгляд зовёт и манит,
Притяженьем тонкого ума.

Наши встречи несказанно редки,
Много в них чудесной простоты,
Знаю, мы деревьев разных ветки,
И полей неблизких мы цветы.

Только снова, снова повторяю,
Имя, что приятно, и легко.
Ну а ты, хорошая такая,
Снова где-то очень далеко.
(17.09.2007г.)

157

Женская логика! 

  - Ты хочешь, чтоб я от тебя ушла? Ты этого хочешь?! Этого да?!
- Нет. Не хочу я этого.
- А почему ты тогда относишься ко мне как чужому человеку?!
- Ты же со мной не разговариваешь. Я пробовал...
- Да! Я не разговариваю. Ты не приходишь домой потому что! Каждый день в одиннадцать! Не ешь дома!
- (пожимая плечами) Ты перестала меня кормить ужином. Я работаю до позднего вечера. Потом приходится идти в ресторан, чтоб не ложиться спать голодным. Пока закажешь , пока принесут..
- Да! Я перестала кормить тебя ужином! Мы спим порознь уже две недели! За что тебя кормить?
- Милая, ты не путай. Я сплю там же где всегда - на нашей кровати. А ты почему-то стелишь себе отдельно.
- Ты мог бы и попросить, чтоб я не стелила отдельно.
- Я просил. Ты не ответила ничего.
- Не ответила! Потому что я с тобой не разговариваю!
- Ну и чего мне делать? Я же не могу в одностороннем порядке с тобой разговаривать?
- Он еще спрашивает! Мог бы и извиниться.
- За что?
- Он еще спрашивает! Ты даже не замечаешь, когда обижаешь меня!
- Ну и на что ты обиделась? Скажи - я извинюсь.
- Я обиделась.. Я не помню на что я обиделась! Но что-то было! Не стала бы я ни с того ни с сего переставать с тобой разговаривать! Мог бы и спросить - на что ты обиделась.
- Я спрашивал - ты не ответила ничего.
- Потому что я с тобой тогда не разговаривала!!

- Так и за что мне извиняться?
- Ты меня обидел и даже не заметил этого! Ты даже не замечаешь когда меня обижаешь.
- Да что я сделал-то?!
- Я не помню! Но меня огорчает тот факт, что ты не заметил, что обидел меня.
- Да не обижал я тебя. Я пришел домой после работы, а ты со мной не разговариваешь, сидишь с надутым видом, ужина нет.. Я спрашивал, что случилось - ты не ответила.
- Потому что я не разговаривала с тобой!!! Аа. Вспомнила - я хотела с тобой поговорить, а ты сказал «Я сейчас занят. Потом перезвоню» и положил трубку.
- Я перезвонил - ты не брала трубку.
- Потому что я с тобой уже не разговаривала! Раз ты со мной не хочешь разговаривать, то и я не хочу!
- Так я был занят. Я на совещании был.
- Так и надо было сказать.
- Я так и сказал!!
- Так и сказал. А нельзя было другим тоном это сказать?! А то буркнул и бросил трубку! Как будто я тебе надоела.
- Каким тоном?! А впрочем.. Да. Извини. Просто совещание было такое..
- А мне что до твоих совещаний? Лишь бы меня обидеть! Я с тобой не разговариваю!
- Опять? Я же извинился.
- Мог бы и сразу извиниться. Что мне с твоих извинений через месяц?
- Ээх...
- Он еще и вздыхает - смотри на него... Нет, чтобы извиниться!
- Извини!
- Не надо мне твоих извинений! Ну что ты ржешь?! Хочешь, чтоб я с тобой не разговаривала?..

158

http://katechkina.livejournal.com/372332.html
Алфавит. В
На! Возьми!

Чем пахнет весна? Дерьмом, дождем, выползшей из под снега землей, бабками в болониевых плащах и рассадой в йогуртовых баночках – невесть чем она пахнет, если по честному, а ведь все-таки как хорошо от этой правды, как легко дышится, и как же хочется дышать. Этой весной я нарушила все правила – так вот запросто – взяла и плюнула на условности – как будто тузы из колоды вытянула, а остальное вышвырнула - попробуй, поиграй. В 14-00, я надела красное пальто и губы тоже красным накрасила, а потом минут 10 смотрела в зеркало, то веселая, то грустная – обезъянничала, конечно же, чтобы полюбить себя навсегда. В 14-10 (а 10 минут на любовь до гроба – это более чем достаточно), я достала большой белый пакет, положила в него двух динозавров с фломастерами, и одну собачку с постной, какой-то, по моему, даже заячьей мордой, ну и зонт, само собой засунула, а потом вышла на улицу – далеко - за весной и близко – на почту. Нет, сначала, я немного струсила - минут 5 себя не любила – и машины ехали, и брызгались отвратительно, а с неба капало и зонт ломался от ветра. Правда, я тебя не обманываю – честное слово, все так и было, а дальше… А дальше я вспомнила, что пальто у меня – красное, и губы красные, и нос, наверняка, тоже красный, потому что замерз. И если бы колода была полной, то я бы наверняка расстроилась – сжалась, и пакетик в угол поставила, и закурила бы, вероятно. Но у меня была весна, и 4 туза в кармане, и ломкий зонт. А поэтому я подумала, что барышня в красном с полным пакетом динозавров и еще одной очень отвратительной собачкой - это же, Господи, чудо какое-то. Самое настоящее чудо – так я и подумала, вдохнула весны, выдохнула зиму, и пошла ловить авто. И вот ты не поверишь мне, но первое же – а в моей спальной кишке это нонсенс – первое же – остановилось. Просто так. «Мне по пути». Чудо – это только на миг, на крохотную какую-то секундочку, у чуда нет телефонных номеров, двухкамерных холодильников и аппендицита, чудо не меняет лотки котам и не читает журнал «ГастрономЪ». До двери. До засаленной пенсионерами ручки. До «никогда больше не увидимся». До следующей весны.

Я бы проиграла на почте – там нельзя выиграть. Коробки, в два раза меньше моих динозавров, и женщина с грудным голосом, и все какие-то несчастливые – как будто части своих сургучных передач - «помни, что я про тебя помню, не забывай». Но я была в красном, с красным носом и динозаврами, и женщина с грудным голосом складывала мои посылки, а Несчастливые помогали заполнять бланк и охали, что я такая неэкономная и так завышаю цены на мезозой. Мы резали картон на квадратики, подпихивали их под плюшевые бока, и ругались на бесконечные бланки, и смеялись над чьей-то фамилией. Когда я уходила, они желали мне счастья, своими пластиковыми собесовкими ртами желали, и это самое нарядное что в них было – эти в рот не помещающиеся рты.

А дальше получился книжный. Ничего другого и не смогло бы получиться. Полки-столики-лестницы – мне нужно 2 любовных романа, 2 тома классики, новый Кинг и алфавит. Я купила 9 книг. Десятая была плохая, но с фотографией. Я не для себя ее покупала – в подарок.
- Вы так на нее похожи!
Она провезла книжкой по магнитному квадрату.
- Очень похожи! Только, конечно, моложе.
- И как вам она?
- Веселая девка! -она начала выбивать другие книги.

А потом я гуляла по бульварам. По Черноморскому, Чонгарскому и Симферопольскому. Змейкой. Змеей. Веселой девкой без башки. Сучкой в красном. И, конечно же, к маме пришла. Сучки всегда приходят к маме.
- Ма, я веселая? – спросила у нее я.
- Чудо мое глупое,- ответила мне она. – Что-нибудь за сегодня придумала?
- Про весну напишу, - ответила ей я.
- Кто же про весну не читал? – хмыкнула мама. – Разве про нее можно по-новому?
- Она будет как будто бы в руке.
- Тоже мне – роскошь, - мама еще раз хмыкнула и села на диван. – И как же это ты сделаешь? Как будто бы они весны не видели…
- Я напишу им – «на, возьми!»
- И этого будет достаточно?
- Не знаю. Но я, по крайней мере, попробую.
- Ты прямо так и начнешь?
- Да, я так и начну.

159

Мы решили с тобой дружить,
Пустяками сердец не волнуя.
Мы решили, что надо быть
Выше вздоха и поцелуя...

Для чего непременно вздох,
Звезды, встречи... скамья в аллее?
Эти глупые "ах" да "ох"!..
Мы - серьезнее и умнее!

Если кто-то порой на танцах
Приглашал тебя в шумный круг,
Я лишь щелкал презрительно пальцем -
Можешь с ним хоть навек остаться.
Что за дело мне? Я же друг!

Ну а если с другой девчонкой
Я кружил на вешнем ветру,
Ты, плечами пожав в сторонке,
Говорила потом мне тонко:
- Молодец! Нашел кенгуру!

Всех людей насмешил вокруг.-
И, шепнув, добавляла хмуро:
- Заявляю тебе, как друг:
Не танцуй больше с этой дурой!

Мы дружили с тобой всерьез!
А влюбленность и сердца звон...
Да для нас подобный вопрос
Просто-напросто был смешон!

Как-то в сумрак, когда закат
От бульваров ушел к вокзалу,
Ты, прильнув ко мне, вдруг сказала:
- Что-то очень прохладно стало,
Ты меня обними... как брат...

И, обняв, я сказал ликуя,
Слыша сердца набатный стук:
- Я тебя сейчас поцелую!
Поцелую тебя... как друг...

Целовал я тебя до утра,
А потом и ты целовала
И, целуя, все повторяла:
-Это я тебя, как сестра...

Улыбаясь, десятки звезд
Тихо гасли на небосводе.
Мы решили дружить всерьез.
Разве плохо у нас выходит?

Кто и в чем помешает нам?
Ведь нигде же не говорится,
Что надежным, большим друзьям
Запрещается пожениться?

И отныне я так считаю:
Все влюбленности - ерунда.
Вот серьезная дружба - да!
Я по опыту это знаю...

Эдуард Асадов

160

НЕ НАДО ОТДАВАТЬ ЛЮБИМЫХ

Не надо отдавать любимых,
Ни тех, кто рядом, и ни тех,
Кто далеко, почти незримых.
Но зачастую ближе всех!

Когда всё превосходно строится
И жизнь пылает, словно стяг,
К чему о счастье беспокоиться?!
Ведь всё сбывается и так!

Когда ж от злых иль колких слов
Душа порой болит и рвётся -
Не хмурьте в раздраженьи бровь.
Крепитесь! Скажем вновь и вновь:
За счастье следует бороться!

А в бурях острых объяснений
Храни нас, Боже, всякий раз
От нервно-раскалённых фраз
И непродуманных решений.

Известно же едва ль не с древности:
Любить бесчестно не дано,
А потому ни мщенье ревности,
Ни развлечений всяких бренности,
Ни хмель, ни тайные неверности
Любви не стоят всё равно!

Итак, воюйте и решайте:
Пусть будет радость, пусть беда,
Боритесь, спорьте, наступайте,
И лишь любви не отдавайте,
Не отдавайте никогда!

Эдуард Асадов


Вы здесь » АнтиДом2 » Другая жизнь - другие интересы » Литература