АнтиДом2

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » АнтиДом2 » Другая жизнь - другие интересы » Творческие параллели


Творческие параллели

Сообщений 1 страница 10 из 258

1

Комментариев у меня пока нет, а есть вот что:
http://rb.foto.radikal.ru/0708/2a/7bb480757cb5t.jpg
Возможно, кого-то это улыбнет)))

Отредактировано Багира (2007-08-07 23:34:24)

2

Ну что, приперлась домой и спешу выполнить обещание:
http://rb.foto.radikal.ru/0708/8e/3d6830abd096t.jpg
http://rb.foto.radikal.ru/0708/a8/5a6127a659a8t.jpg
Это для тех, кто не видел)))

3

ПрозрачныйЧеловек написал(а):

Импровизированная игра в баскетбол

Импровизация, говорите? Ну что же, очень надеюсь, что господин Жданов на меня не обидится))))) :)
http://rl.foto.radikal.ru/0710/af/60c498ce60c9t.jpg

4

Лапки потеют, сердечко бьется, ну что делать.

Скоро у одного молодого человека, весьма известного на данном форуме будет хорошее событие в жизни. Если честно, что бы там ни говорили некоторые "счетоводы", Дима не кумир, не идол, самый обычный парень. Все, что написано ниже - просто выдуманная история. История о людях. Многие из вас это уже читали, некоторые нет. Нисколько не претендуя на писательство и вообще литературу- выдумка и все.
пысы. Если кто-то будет после этого считать, что Муммяш - истый фОнаДко и вообще.... - милости просим...инет все стерпит))) на то и надеемся)

Спасибо моему настойчивому Музу – Ташеньке, строгому и взыскательному критику и первому читателю – Женечке (ну какая разница, рубаха - рубашка, все одно)))), совместнопроживающему за терпение, Муммику-младшему за то, что тихо себя вел, героям, которые меня вдохновили, всем «небесным ласточкам», коих люблю безмерно, а уважаю еще больше (отдельно Танюше, Таточке, Марише, Ляле, Аленке, Галечке, Элечке, я с вами в бедах и радостях), интернету (храни его сетевой бог), Чубайсу (за электричество), Земфире, Флер, Маре, Ирине Богушевской, братьям Гримм за прослушанные  песни. Посвящается всем влюбленным.

Все имена и события вымышленные, всякие совпадения с действительностью  являются не  более чем случайностью.
_____________________________________________________________________________

САГА О ФРЕЙРЕ

1
Днище лодки, мягко разрезав волну, ткнулось о светло-желтый песок. Он принял на себя первый удар – тяжелую поступь Ньёрда. Обернувшись, он подал знак спутникам, низко пророкотал: «Все в порядке». Второй, сходивший на берег, не был вождем, но это было лишь делом времени. Так считали окружающие, так считал и сам Фрейр, мягко и по-кошачьи соскочивший вслед за отцом на незнакомый берег. Повел плечами, блеснул стальным взглядом из-под края шлема и только тогда выпрямился во весь рост, сильно изгибая спину (ох, недаром, лучший разведчик в семье, бесшумный и всевидящий).
Солнце садилось словно нехотя…Не торопилось, как в обычные дни, как будто и не подгонял его  злобный Гарм,  лениво скатывалось за горизонт. Красным окрасился не только песок, но и темно-зеленые воды фьорда и лица людей, стоящих на берегу. Седые пряди Ньёрда тоже стали багровыми. Только Фрейр, стоящий у самой кромки воды, казалось, ни капли не изменился. Теперь уже никто не посмел бы назвать этого великана лишь Сыном вождя. Жилистый, сухой как трость, гибкий, как лоза, он стоял подставив лицо морскому бризу. Сорвал шлем – медные волосы разметались по плечам, развязался один из кожаных шнурков, любовно вплетенных Вер перед отъездом.  Так и стоял с обнаженной головой рыжий великан, ветер рвал и трепал его волосы, добирался до бороды, до кожаных перевязей защиты. Сощурив глаза он и его соплеменники вглядывались в горизонт. Славные эйнхерии! Мы чтим вас, чтим ваше мужество, дайте нам победы в битве. О асы! Пошлите нам удачу в деле, будьте милостивы. Каждый из них мысленно обратился к защитникам, привычка, взращенная с детства, хотя сегодняшнее предприятие и не было опасным. «Пора, - прогудел Ньёрд, -дело не ждет, да будет Один милостив». Небольшой отряд стал взбираться по острому крутому склону.

5

2
Влас повел плечами, становилось прохладнее. «Ну наконец-то хоть немного спадет жара», - подумал он мимолетом. Шум все усиливался, рука привычно подхватывала взлетевшую бутылку. Два всплеска на глаз, на слух. Обычная работа. Обычный летний день. Запахи травы, раскаленной солнцем за день смешивались с дымом мангалов, ароматом духов и сигарет.  Поправляя кожаный шнурок на шее, передал бокал очередному подошедшему. Принял заказ, как всегда с улыбкой. Это был его фирменный знак – улыбка для клиента – принять и отдать заказ. «Только с улыбкой!» - поучал когда-то Кирилл. Влас помнил об этом всегда.
От солнца остался лишь отрезанный ломоть, отбрасывающий последние лучи на людей и мир. В короткий перерыв Влас курил. Рука все еще болела. «Пропустить следующую тренировку?» - но тут же отбросил эту мысль. «Заживет». Мысли лениво текли, не останавливаясь ни на чем конкретном, цепляясь одна за  другую.  Вера обещала заехать сегодня, надо подстричься уже. Рывком провел по волосам, по отросшему рыжему хвосту. Пора, пора…Скоро буду, как лев. Вскинул глаза на проваливающийся диск и подставил лицо ветерку. Бросил сигарету в урну, помыл руки, вернулся к работе. «Здравствуйте, ваш заказ?», бросок, бокал, еще бокал, всплеск, «и вам приятного». Отдавая очередной, поймал маленькую ладонь,  вдруг, повинуясь внутреннему толчку, вскинул голову и наткнулся на серьезный взгляд из-под бейсболки. И ничего не осталось, тишина, ветер, запахи травы и эти глаза цвета горького шоколада…
3
Они смотрели на него, изучающе, пытливо и с интересом, а для него вдруг все перестало существовать. «Фрейр, это Сул. Не смотри так, она не похожа на твои любимые мечи!» - Фрейя ткнула брата в бок. «Кажется, сестренка, замужество тебя не образумило!» - шутливо осклабился потомок ванов. Когда увидел ее около деревни, не поверил, что это малышка Фрейя. Всего год назад оставил на чужом берегу маленькую пичужку с огненными волосами, задумчивыми, зелеными, как берега фьорда, глазами. А встретил почти женщину, умиротворенную, спокойную, почти незнакомку. Спустя мгновения понял – не тут-то было! Два раза ущипнула, потрепала бороду, сказала, что похож на чудовище и стала вновь похожа на девчушку Фрейю. «Скади просила поцеловать тебя». «А отшлепать она меня не просила?» Любимая шутка, мачеха души в них не чаяла, так и не родив  Ньерду детей, всю любовь отдала двум огненным наследникам рода. «Пошли знакомиться», - словно приказала сестра и он уныло поплелся следом. И увидел эти глаза. Забыл о том, зачем приехал сюда, о том, что Видар уже ждет их с отцом, забыл о Вер, забыл обо всем на свете. Вбирал ее черты лица, резкий прочерк бровей, угловатые линии подбородка, фигуру в зеленом платье, роскошные темные волосы, золотую нить в них. Хотел запечатлеть весь облик разом, но неизменно возвращался к глазам.
Сул улыбнулась. До чего же он красив. И смотрит так серьезно. Но и она не привыкла робеть. Гордо подняла голову, еще больше расправила плечи. Встретила прямой и открытый взгляд. «Какие же у него глаза, необычные, будто насмешник Локи собрал все оттенки синего, голубого и серого и кинул на снег».  Глядя друг на друга, они несмело улыбнулись.
«Пойдем, Фрейр», - тихо подошел отец. «Видар уже позвал людей». Он с трудом мог отвести взгляд от новой знакомой. К полуночи достигли решения. В следующий поход  к Ледяной земле идут вместе. Замужество Фрейи было удачным и с политической точки зрения. Принесло долгожданным мир двум семьям. Ньёрд, Видар и его сын Улль смотрели в будущее. В два раза больше воинов, в два раза больше мечей, в два раза больше добычи, чем не выгода?

6

4
Фрейр нашел ее на рассвете, по разговорам, осторожным расспросам, уже знал, что она дочь двоюродного брата вождя. Мать ее была чужеземкой, светлокожей, черноглазой южанкой с темными волосами, воин привез ее из очередного похода и сделал своей женой. Этой зимой душа ее мужа обрела покой в чертогах Одина,  и Видар взял заботу о семье погибшего на себя. Фрейр разыскал  Сул на дальнем краю деревни, в окружении ребятни. Ни слова не говоря вывел ее из круга и повел  прочь от людей. Она доверчиво и послушно вложила ладонь и последовала за ним.
Кажется спустя много шагов они остановились. Почти у самой опушки леса встали, словно впервые посмотрели друг на друга. «Ты так красива», - только и смог выдохнуть Фрейр. Высокий, мощный, он словно терялся перед ее умным живым взглядом. «Ты тоже, хотя викингу и не стоит об этом знать, - Сул нахмурилась. – Вы договорились?» «Все решено, на новой луне выйдем вместе», - Фрейр провел ладонью по ее щеке. «Будешь ждать меня?» Сул подалась навстречу, ощущая, как гулко бьется сердце: «Если захочешь – буду», - вновь посмотрела прямо в глаза. « Захочу, да еще как! – Рассмеялся Фрейр. – Если Одину будет угодно и мы вернемся живыми, поговорю с Видаром». Притянув ее к себе, впервые погладил по волосам и обнял. «Возьми, - быстрым движением Сул сдернула с шеи амулет. – Пусть хранит он тебя от бед и несчастий. Пусть увидишь ты владения богов только в глубокой старости». Фрейр молча принял подарок, повязал на шею разорванный шнур, поцеловал его, потом прикоснулся губами ко лбу Сул. «Молись за меня». «Буду». Викинг развернулся и широко зашагал по траве. Она провожала его взглядом, пока он не исчез из виду, присела и вздохнула.  Рядом с ней упал желтый лист – предвестник ранней осени.
Он пролетел, вращаясь вертолетом, и упал на импровизированную стойку. Влас смахнул лист и вновь перевел взгляд на незнакомку. Ее глаза уловили миг узнавания, тот миг, который преследовал ее вот уже два года. «Это Вы? В самом деле?» - Влас широко улыбнулся. «Тогда дайте мне автограф». Девушка расписалась на салфетке. Улыбнувшись, взяла коктейль и пошла сквозь толпу. Влас почувствовал, что не может просто так ее отпустить. Бросив помощнику «Отойду», пошел следом.

5
Они вернулись через две луны, когда с деревьев почти облетели листья. Казалось, снег постепенно сползал с верхушек гор и покрывал долины. Корабли были наполнены добычей, боги оказались благосклонны. Фрейя радостно обнимала Улля, прижимаясь все телом, меховая накидка скрывала выступающий животик. Фрейр нашел в толпе встречавших необычную каштановую голову, пошел прямо к Сул и впервые поцеловал. Словно солнце закружилось вокруг… Распались и сошлись вновь звезды и месяц.
Еще подплывая к родным берегам, Фрейр поговорил с Видаром. Тот сдержанно выразил радость: «А как же твоя снежинка?», усмехнулся в светлую бороду. Фрейр насупился: «Это в прошлом, еще до отъезда».  «Только придется переждать зиму». Фрейр все понимал, но сердце его было затоплено нежностью, от одних воспоминаний о Сул оно билось быстрее, взгляд теплел.
Теперь, стоя прямо перед ней, он чувствовал ответную нежность. Оторвавшись от губ, посмотрел в такие любимые глаза. И смущение, и радость, и  облегчение были в них, и недоверие притаилось в самом уголке…далеко в глубине. Фрейр отмахнулся, указал на талисман: «Он хранил меня от удара меча, от великой волны, от болезни, напоминал о тебе». Сул улыбнулась: «Я молила богов, чтобы они вернули мое счастье живым, значит, ты моя судьба». «Я поговорил с Видаром, мы сможем пожениться только будущим летом. Придется подождать». Фрейр смотрел на нее сверху, шлем отливал серебром. Сул кивнула – зима не время для праздников, всех их ждет тяжелый труд, долгие дни холода, здесь главное выжить.
И потянулись дни ожидания. Пока льды не затянули воды заливов, Фрейр приезжал часто. Шел прямо в усадьбу, искал Сул. Она выходила, кутаясь в мех, зябко поеживаясь («вся в мать», шептали беловолосые беззубые старухи). Они сидели у очага или уходили на свое любимое место, к окраине леса, туда,  где был первый в их жизни разговор, где протянулась первая ниточка, связавшая их навсегда. Он гладил ее по волосам, шептал, как он любит ее, как не может без нее провести и дня. Она говорила о тоске, о том, что в ее сердце уже весна, весна среди льдов.
Они существовали только друг для друга. Высокий рыжеволосый викинг и его темноволосая  королева. День и ночь. Зимой он приходил реже…Свидания были длиннее.  Однажды и Сул добралась  до его родного селения. Приехали с Видаром обсудить подробности будущего совместного весеннего похода.  Златоволосая Скади приняла ее как дочь, украдкой бросала счастливые взгляды на детей. Славная будет пара. Сердце болело за Фрейра так влюбленного в эту тихую, сдержанную, необычную девочку. Он, еще такой мальчишка, вдруг собрался заводить семью. И улыбался еще по-мальчишечьи, широко, от души.
Ньёрд удивлялся тому, как влюбился суровый утешитель ворона. В бою ловкий, никого не щадил и сам не страшился опасности, отец видел с какой яростью метались рыжие искры волос, когда  заносил свой меч над противником. А тут вдруг увалень, смотрит влюбленно. Чудеса, происки Локи. Но дело нужное, и он с любовью посмотрел на жену. После смерти Нертус думал не будет ему радости в жизни, кроме двух рыжих головок, так напоминавших  о жене. Но Скади оживила его, расцветила жизнь, подарила и детям любовь.

7

6
Склонив друг к другу головы,  влюбленные сидели у потрескивающего огня в стороне от других, тихо шептались о своем. Фрейр любил слушать истории Сул о востоке, то, как она пела песни на языке своей матери…Негромко, но проникновенно пела девушка. Он не понимал ни одного слова, но чувствовал сердцем: вот в этой рассказывается о запретной любви, девушка страдает, просит богов смилостивиться, в этой речь идет о грозном воине, самом сильном и выносливом, он прошел много битв, сердце стало его клинком, а эта песня о мире, о реке и ветре… Так же негромко Сул иногда поясняла содержание, а он перебирал пальцами ее волосы, просто держал за руку. В этих песнях была и ее душа. Порой и он говорил ей о дальних странах, о других закатах и восходах, о реках и невиданных деревьях и птицах, но чаще молчал. Смотрел на огонь, взгляд его суровел и из небесного превращался почти в прозрачный, серый цвет клинка, упрямо сжимал губы в жесткую линию. Сул все понимала, видела скрытую силу в плечах, обтянутой рубахой, видела однажды и силу удара. Понимала, что нежность его лишь для нее да вот для нескольких членов семьи. С остальными был он сдержан, молчалив и неприступен. И только ее ладонь не боялась этой укрощенной силы.

7
Ее ладошка просто  утопла в его. Теплая, уверенная ладонь мужчины подхватила и вывела ее из толпы. Просто спасение от назойливого, удушающего внимания. Она была благодарна эту незнакомому парню, оказавшемуся ее спасителем.
Влас искал ее недолго. При его-то росте найти в людском муравейнике светло-зеленую бейсболку не составило труда. Увидел  в толпе и понял – надо выручать человека, так ведь и затопчут. Подошел и просто протянул руку. В эту секунду вновь возникло необъяснимое чувство понимания без слов, словно родной души коснулся. Давно знакомой и понятной. Влас прочитал в ее глазах и усталость, и радость, и облегчение. «Тебе куда?» - как-то легко перешел он на «ты». «Пойдем. Вот там машина». «Я провожу» - он еще крепче сжал ей руку. Когда подошли к машине, Влас понял, что нельзя вот так просто расстаться сейчас, спросил: «Дашь мне номер своего телефона?»

8
О скором наступлении весны рассказали запахи. Природа не спешила просыпаться, но весна не собиралась отступать. Спустя неделю после схода льдов засобирались в поход. Добыча обещала быть большой, а победа – нелегкой. Фрейр приехал за три дня до отплытия. Был как обычно весел, ласков, говорил,  что ждет не дождется возвращения, но Сул видела – его снедает тревога, он мыслями уже там, на ссоре костров Одина, слышит  звон клинков и крики убитых… В тот вечер они почти не говорили. Ушли на берег, подальше от суеты сборов, от криков воинов. Сели почти у воды, где-то вдалеке виднелись паруса кораблей, мастера проверяли последние детали, испытывали прочность полотна.
Сидели обнявшись, холодный ветер, казалось, пытался забраться в каждую складку, проникнуть везде. Но вместе им было тепло. Сул упорно гнала от себя мрачные мысли, не могла наглядеться на родное лицо, мягко чертила пальцем по крыльям носа, обводила линию скул, целовала в закрытые глаза, ерошила рыжие пряди, расплетала их. Фрейр обнимал ее, укрывал от ветра, мягко сжимая плечи. Ее пальцы порхали уже по всему телу, забирались под теплые кожаные ремни защиты. Он прижал ее еще теснее, начал мягко целовать… На миг оторвался, посмотрел в потемневшие еще больше глаза, в которых отражались загорающиеся звезды и нашел в них ответ на свой немой вопрос. «Да».
На рассвете третьего дня прощались. Фрейр и Сул стояли, слившись, как одно целое. Две половинки. Она не могла вымолвить ни слова. Только молча смотрела, по крупинкам вбирая в себя. Фрейр просил ее беречься, не тревожиться, но уже перед отплытием замолчал, подумал о судьбе, о предначертанном свыше. В последний раз поцеловал, погладил по волосам, посмотрел в глаза и не оборачиваясь пошел к кораблю. «Да пребудет  с нами сила Одина!» - взревели мужские голоса и от уже зеленеющего берега отчалили пять кораблей. Хищный оскал драконьих морд устремился вперед, паруса дрожали и рвались на ветру, словно в нетерпении. Фрейр стоял на борту и вглядывался в покинутый берег, щурился, поводил плечами, ощущая тяжесть меча за спиной и тяжесть на сердце. Сул стояла на берегу, пока последний корабль не превратился в маленькую точку, а потом и вовсе не скрылся за горизонтом. Она осталась ждать его.

8

9
Звон, скрежет, удар, еще удар. Идет дождь, капли бьют о землю, поднимая брызги грязи. Фрейр уже потерял счет времени, волосы его слиплись от дождя и пота, лицо в  серых потеках.  В пылу боя не было времени подумать об усталости, о чем-то еще, кроме битвы. Где-то рядом бились Видар, Улль,  отец и все остальные. Взметались мечи, хрипели раненые и умирающие, кричали побеждающие в схватке. Рев, звон, стук превратились в одну сплошной звук – музыку битвы.
Фрейр и сам не понял, как пропустил этот удар, откуда возник этот отточенный клинок: развернулся с очередным взмахом своего меча, поднял его и почувствовал, как сталь разрезает кожаную перевязь на груди. Вдруг стало трудно дышать, сердце обожгло пламенем костра. Удивление, сожаление, злость охватили его. Глупо, нелепо. В последний миг поднял глаза от раны, чувствуя, как льются  по телу горячие струи. Увидел перед собой почти такие же, как у себя, голубые глаза светловолосого юноши, услышал его крик: «Die» и медленно стал оседать. Вспомнил: «Сул», и затухающее сознание отозвалось болью, ощущением шелка волос и воспоминанием  взгляда темных глаз. Сердце ударило в последний раз и остановилось навсегда еще до того, как тело викинга коснулось земли. Он лежал на грязной траве, шлем слетел, и рыжие пряди разметались вокруг. Его глаза, будто смотрящие на небо, постепенно из серо-голубых становились почти прозрачными, они ничего уже не видели, только отражали туманное, низкое небо. Вокруг шумела битва, невдалеке валялся амулет, сорвавшийся в неистовстве боя, а крупные капли дождя умывали погибшего на чужбине воина, струйками стекали по лицу, такие же прозрачные, как и его глаза.
Валькирии окружили его душу, подхватили и понесли в последний приют уставших воинов, Вальхаллу.

10
Влас рывком поднялся на кровати. За окном стучал ночной дождь, нестерпимо болело в груди. Повел плечами, пытаясь размять затекшую спину. Попытался вспомнить, что же такое ему приснилось, что заставило проснуться среди ночи. Через секунду вспомнил крики, какое-то мельтешение, свист у виска, потом  почему-то темные волосы, физически ощутил их нежность и тяжесть. Встревоженный, повернулся в темноте, увидел, как на соседней подушке разметались каштановые пряди. Успокоился и ласково погладил их, поцеловал девушку в затылок.

***
Сул бежала и бежала, не чувствуя ног. Боли не было... Она гнала ее, скрывалась, убегала от нее с того момента, как корабли вошли во фьорд, с того момента, как сошли на берег воины… Фрейра  среди них не было. Все еще не теряя надежды, медленно сделала несколько шагов к Видару. Тот только отвел глаза. Повернулась к Ньёрду и увидела в его глазах боль, он протянул руку, раскрыл ладонь, на ней лежал  ее амулет, шнурок был оборван.  Сул медленно закрыла глаза, закрыла и открыла, за мгновение тоже пережив смерть. Закричала Фрейя, упав в объятия Улля. Скади, приехавшая встречать мужа, обняла Ньёрда, тихо заплакала, запричатала.
Сул вдруг почувствовала себя невесомой, легкой, не принадлежащей уже этому миру. Побежала прочь от берега, от обманчиво ласковых волн, от виноватых взглядов, бежала и бежала, не останавливаясь. Ветер отбрасывал назад волосы, ветки били по лицу, колючие кусты царапали ноги, а она все бежала, не сознавая ничего вокруг. Упала на колени у самого леса, застонала, обхватив себя руками, медленно раскачивалась из стороны в сторону. Стон перешел в крик. Потеряв сознание, упала на траву, согретую за день солнцем.

9

11
Она проснулась от собственного крика, почувствовала слезы на губах, вспомнила серо-голубые глаза, приснившиеся за секунду до пробуждения, такие любимые, рыжие вихры волос, ощущение упругих мышц плеча под рукой и горячую большую ладонь. Улыбнулась.
Влас улыбнулся в ответ, заглянул в бесконечно родные глаза, охваченные беспокойством.
- Что такое? Мишенька плакал?
- Да нет же, Веруш, что ты. Все хорошо, я подходил недавно, - Влас нежно обнял ее и поцеловал. – Отдыхай, моя хорошая.
Жена счастливо, улыбнулась, бросила последний взгляд на него - Влас утонул в этой сонной синеве – и, привычно устроившись на плече, вновь уснула. Уже проваливаясь в сон, Влас вдруг вспомнил: у девушки из сна были карие глаза.
Откуда это? Морок какой-то, встряхнула светлыми волосами. Включила ночник и подошла к зеркалу. Увидела свое заплаканное лицо, шоколадного цвета глаза слегка припухли. Рыжее, голубое…что-то такое знакомое... Запах жареного мяса, ощущение летнего тепла, ритмичная музыка,  зеленая листва, высокий бокал.  Память услужливо подбрасывала все новые и новые картинки. «Дашь мне номер своего телефона?» Свое холодное: «Не стоит» и внезапно потухшие глаза  какого-то странного серо-голубого цвета. Парень улыбнулся, провел рукой по смешным рыжим вихрам, развернулся и пошел прочь от ее машины, на ходу доставая сотовый. Сколько лет назад это было? Целая вечность прошла. Она подошла к окну.  Плакал дождь, сбегая струйками по стеклу. Закурила сигарету. Далеко внизу город жил своей ночной жизнью.

12
Пять месяцев спустя она ступила на незнакомую землю. Все вокруг было чужим, лица, деревья, травы, язык. Но она ничего не боялась. Попрощалась с соплеменниками, улыбнулась Тюру и Браги, ставшими ей почти братьями, и пошла прочь. Так они условились еще пять месяцев назад, когда она впервые пришла в их усадьбу, попросив взять с собой в далекое путешествие. Поправила белую, практически седую косу, и решительно зашагала по дороге.
- Хельга! – голос перекрыл гул толпы. Девушка обернулась на звук имени, с которым сроднилась за эти месяцы, помахала рукой. Посмотрела на амулет на груди, почувствовала уже ставшие привычными толчки внутри себя  и продолжила путь. «Олега», - прошептал в толпе малыш, словно пробуя на вкус непривычное сочетание звуков. Шел 1007 год от рождения того Бога, о котором девушка с седыми волосами и глазами цвета горького шоколада  ничего не знала.

конец

© Тэсс_М

* «утешитель ворона» - воин
** «ссора костров Одина» - битва

10

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В этом послесловии попытаюсь объяснить моим самым любимым читателям некоторые моменты замысла и рождения этого опуса. Пришел однажды к Муммику шаловливый Муз и попросил: «Напиши-ка ты,  Муммик, чего-нибудь про древних викингов» И ленивый Муммик, повздыхав, сел писать. Но оказалось, что о древних викингах их соотечественник Муммик знает до обидного мало…Всего три слова – «викинги», «фьорды» и «Один». Чтобы скрыть от читателя некоторые погрешности в познаниях был задуман второй, современный план, в котором Муммяш разбирался не в пример лучше, а кроме того, как всякий графоман, был склонен ко всякого рода загадкам, мистике и мелодраматическим эффектам. В общем, мир древних викингов казался мне далеким и скучным.
Героев псевдоскандинавского эпоса следовало как-то назвать. Советы доброжелателей «взять что-нибудь попроще, например, викинг Паша» не выдерживали критики. Спасибо неназванному молодому человеку и природной любви к истолкованию имен. Деметра, как известно была богиней плодородия. Нет ли и у древних скандинавов какой-нибудь чудной девушки, отвечающей за урожай? Уж Муммик быстро переделает ее в дяденьку…Ну на худой конец возьмет имя любого бога мужского пола. И тут просто невероятное везение! У древних скандинавов оказалась замечательная легенда о двух видах богов – асах и ванах. Асы  были богами изначальными. Тор, Один, Локи из их числа. Ваны пришли позже, была великая битва, в которой обе стороны взяли заложников и не было побежденных. Произошла ассимиляция, объединение части  богов. Ванов почитали не меньше асов, но, на мой взгляд, это были боги более земные, понятные и близкие, потому что были группой богов плодородия, влаги, мореплавания, то есть, богами того, чем занимались древние викинги.
Верховным богом этой группы был Ньёрд – бог моря (в рассказе  превратившейся в вождя) и его дети, наделенные магическим даром пророчества. Фрейя была богиней плодородия, любви и красоты. Фрейр – богом плодородия, брака!!)), изобилия и мира (он был одним из тех заложников, который позже стал асом). Все сложилось просто замечательно, и герой получил свое имя. Мне кажется, ему подходит. В нем и звуки ветра, и шум прибоя, и шелест листвы, и рокот битвы, мягкость и сила (чтобы почувствовать произнести подряд двести раз!))))  Родственные связи главного героя «наглым» образом «слизаны» с мифологии. Была там и Скади, неродная мать  Фрейи и Фрейра, покровительница Скандинавии, и первая жена – Нертус. Остальные имена принадлежат различным богам, не буду утомлять вас перечислением и ненужными подробностями (все люди достойные, поверьте честному Муммику на слово). А Сул? Ну что Сул…(Sol) –  имя из мифов об основании мира. Девушка по имени Солнце (да-да, там она была женского рода, дочка одного из первобогов), за которой повсюду следует Обман. А смену времен дня древние скандинавы объясняли тем, что Солнце и Месяц преследуют злые чудовища. У  Солнце это был пес Гарм (дословно «жадный»), который согласно прорицанию должен был «сожрать солнце».
Дальше писалось легко и просто. Эйнхерии, о которых упоминается в самом начале – обитающие в Вальхалле (месте жительства Одина) герои, павшие в битвах.
Надеюсь, читатели простят малограмотному Муммику и то, что он разбил своих древних викингов на кланы и семьи с разными вождями, в то время, как  на большей части Скандинавии уже существовали централизованные государства. И то, что его викинги путешествовали и на Русь, и на Восток (в  частности, достигали границ Персии, откуда, вероятнее всего, была привезена мать  Сул), и в Ледяную землю (современную Исландию). Хотя на Восток (к которому относились очень неодобрительно) и на Русь ходили шведы, а Исландию и Зеленую землю (Гренландию) открывали предки норвежцев. Скромно посчитав всех людей (читай, викингов) братьями, Муммик подмахнул все в одно)))) Все остальное почти чистая правда. И на Русь ездили, и плавали отлично, и сражались, были довольно жестоки, заселили две страны, даже доплывали до Америки, территорию современной Британии и Франции знали  как свои пять пальцев, оставив о себе географической напоминание – Нормандию.
Возраст моих древних героев не определен, строгими критиками высказывались претензии про мальчишеские улыбки, странные реакции и тому подобное. Не уточняя, скажу, что девушек у викингов выдавали замуж в 13 – 15 лет. Дальше «думайте сами, решайте сами» (с).
Современный пласт настолько отодвинулся на второй план, что в конце концов стало понятно: необходимы лишь некоторые прорисовки образов, только самые важные эпизоды. Поэтому были взяты только два момента из жизни. Ключевой, в котором основное – проблема выбора, развилка Судьбы, и эпилоговый, в котором становится понятно, какой же выбор сделали герои. Без сомнения, древний и современный пласты связаны. Как  - на усмотрение любимых читателей.)))) Странное,  непривычные имя главного героя и здесь значит многое. Современный герой – человек русский, российский. С исконно русским именем, которое происходит от имени древнего славянского божества «скотьего бога» Велеса (после христианизации  Руси превратившегося во Власа). И он тоже был богом плодородия, правда, скорее, злым, чем добрым, с темной природой. Но ведь помогал! Охранял, оберегал! А кто сказал, что Зевс был добряком?

PS Куда и почему приезжает девушка в эпилоге, предлагаю выбрать самим любимым читателям. Мальчика, который произносит ее имя, зовут Первушей, ему около трех лет, о князе Олеге он слыхом не слыхивал, что простительно по малолетству.

А в заключение хочу привести кусочек из статьи, который был путеводным при создании текста и образов героев: «Велес — один из величайших богов древнего мира. Его главным деянием стало то, что Велес привел сотворенный Родом и Сварогом мир в движение. День стал сменять ночь; за зимой неизбежно следовали весна, лето и осень; за выдохом — вдох, после печали — радость. Это было не однообразное повторение одних и тех же циклов, а обучение основам жизни. Люди учились преодолевать трудности и ценить счастье. Коловращение происходит по высшему закону.... Направляющей силой является Великая Любовь, помогающая в испытаниях».  (http://www.godsbay.ru/slavs/veles.html)


Вы здесь » АнтиДом2 » Другая жизнь - другие интересы » Творческие параллели